Rambler's Top100
  Новости
  Место встречи
  О Кате
  ВЕХИ
  Фотоальбом
  Пресса
Репортажи, рецензии
Телепередачи
Радиопередачи
  Всячина
  Обратная связь
рус/eng
Русская версияEnglish version

   Пресса
«УТРОМ ОБНИМЕМСЯ, РАЗБЕЖИМСЯ ПО РАБОТАМ, И ЭТОГО ТЕПЛА ХВАТАЕТ..»

"Караван историй"
март 2022


 

 

 

 

 

 

— Катя, для зрителя вы всегда были «голубой героиней», «женщиной-мечтой», а сейчас появляется все больше острохарактерных ролей. Довольно неожиданная смена амплуа...

— Во время студенчества в Театральном училище имени Щукина я экспериментировала со всевозможными вариантами перевоплощения. В предметы, животных, мужчин, старух... Нравилось мне превращаться в кого-то или во что-то. Уходить от себя. И чем дальше, тем большее удовольствие испытывала!

В дипломной постановке «Последние» играла девяностолетнюю беззубую няньку. Наш спектакль взял Гран-при на Европейском студенческом театральном фестивале в городе Брно. Надо сказать, это было торжество Вахтанговской школы! Исполнителя главной роли Александра Семчева на банкете качали на руках, а на меня не обращали никакого внимания. Оказывается, просто не узнали. Потом, правда, кто-то из наших, показав на меня пальцем, шепнул: "Грэнд мам, грэнд мам, нэнни!..". И после этого мне пришлось спасаться бегством!

Когда я стала актрисой, режиссёры в основном эксплуатировали мои данные, мою природу. Особенно в кино. Честно признаться, ограничиваться только этим скучно... Да и нет в этом моей особой актерской заслуги. На телевидении я выхожу на сцену в красивых платьях, и, видимо, все уже настолько привыкли видеть Екатерину Гусеву такой, что это стало устоявшимся амплуа. И у меня появилось желание похулиганить, удивить.

Был период, когда я с головой ушла в драму: три жарких летних месяца провела на нарах "Акмолинского лагеря жён изменников родины", перешагивала через гадюк в крымской степи, мошку и пиявок кормила в болотах; в житейской истории Виктора Мережко «Входя в дом, оглянись» почти утонула в реке. Выжила на съёмках «Африки» в минус двадцать пять, когда снимали в крещенские морозы. В экранизации рассказа Улицкой «Лялин дом» закончила дни в психиатрической лечебнице... А в театре регулярно бросаюсь то под поезд, то под нож Рогожина. Вишенкой на торте оказалась Елизавета, королева Англии в трагедии Шекспира «Ричард III», где гроб на гробе, крест на кресте... А мне хочется, чтобы зрители не только плакали — ведь в последнее время все мои героини вызывают сопереживание и слёзы, но и смеялись!

Мне нравится делать людей счастливыми, дарить им радость! И я не боюсь, когда надо мной смеются. Не так давно снялась в семейной комедии «Домовой», повеселила людей.

Этой весной в прокат выходит фильм «Я хочу! Я буду!», где у меня невероятно смешной образ зрелой женщины-педагога, взвалившей на себя неподъёмный воз семейных забот, мужа с зависимостью, взрослого безработного и легкомысленного сына... При этом она живет по чётким правилам и до сих пор слушается покойную маму, точнее её портрет на стене, с которым периодически ведёт беседы.

Маму сыграла потрясающая актриса театра «У Никитских ворот» Ольга Лебедева. Она, то есть её "ожившая" фотография, рулит всей ситуацией в семье, указывает, что купить, что надеть и как себя вести. А поскольку моя героиня тянет тяжёлый груз непростой жизни, выглядит она соответствующе: сутулится, носит нелепые очки, которыми закрывается и защищается от мира, такой человек в футляре. Неожиданно к ней переезжает племянница-оторва... Девчонка учится через пень-колоду, увлечена стендапом и выступает в ночных клубах. Правда она действительно талантливый автор — пишет тексты, вдохновляющие людей. И вот благодаря племяннице моя героиня расправляет плечи, поднимает голову и расцветает.

Я, в свою очередь, готовясь к роли, впервые открыла для себя мир женского стендапа и поняла, что смех над собой помогает людям справляться с некоторыми проблемами, но для этого приходится обнажать душу, и тут нужна отчаянная смелость.

— Кроме того, что не все ваши героини красотки, у вас еще и возрастные роли появились. Не пугает переход в другую нишу?

— Этот переход случился десять лет назад, когда я впервые сыграла Екатерину Великую в мюзикле Театра оперетты «Граф Орлов». Тогда казалось, что эта роль на вырост, а сейчас я действительно чувствую себя в ней более органично. У меня же недавно случился "ягодный" юбилей — сорок пять лет. Ну не Джульетт же мне играть!

Их я переросла и никаких сожалений по этому поводу не испытываю, я же не травести или инженю. Мои героини из принцесс выросли в королев, и в таких ролях я чувствую себя вполне комфортно.

Новый сезон Театр имени Моссовета открыл премьерой спектакля «8 любящих женщин», где я играю старую деву Огюстину, безнадежно влюблённую в мужа сестры. Я там такая страшная! Лысая, противная истеричка. Страданиями от своей тайной неразделенной любви она саму себя съела. На нервной почве у неё выпадают волосы, остатки которых она собирает в куцый пучок... В пьесе есть волшебный момент, когда героиня раскрывает свои чувства. И тогда становится очевидным, что никто не способен любить так, как умеет её душа. Это невероятно чистый, простой и искренний монолог, превращающий Огюстину из бесплодного урода (как она сама себя называет) в богиню любви.

Пьеса Робера Тома «Восемь женщин» популярна во всем мире, но в российской версии Евгений Марчелли кардинально изменил финал. По сюжету главный герой Марсель инсценирует свою гибель и затем наблюдает, как восемь близких женщин его оплакивают. В итоге их скорбь превращается в танец на костях. "Покойный", понимая, что дальше жить с этими дамами не сможет, стреляется на самом деле. В нашей постановке все заканчивается иначе — зрителя ждет сливочный хеппи-энд...

Получился замечательный спектакль, пользующийся невероятным успехом. В нем собран букет прекрасных актрис: Ольга Остроумова, Ольга Кабо, Евгения Крюкова, Анечка Михайловская, молодые красавицы артистки, делающие первые шаги в театре, и единственный мужчина на сцене — народный артист России Александр Филиппенко!

— Весной вас впервые можно будет увидеть и на сцене «Ленкома».

— Да, восьмого марта состоится премьера спектакля «ЛюБоль» по пьесе Андрея Яхонтова, это режиссёрская работа Андрея Соколова.

Любовь и боль часто соседствуют, порой вообще неразлучны, неразделимы. Но без любви нет смысла в жизни, какую бы боль иногда она ни причиняла. Моя героиня зовется Она, это история о судьбе женщины с юности до зрелых лет. О желании любить, об искушениях, перед которыми слабый человек не всегда может устоять.

Мне нравится переходить в более серьёзный материал: зрелый, интересный, сложный. А помогают в этом замечательные партнёры. Первый шаг на легендарную сцену «Ленкома» сделаю рука об руку с народными артистами России Иваном Агаповым и Андреем Соколовым.

— В прошлом году ведь исполнилось двадцать лет мюзиклу «Норд-Ост»...

— Да, юбилей премьеры мы горячо отметили, собравшись на «Квартирнике у Маргулиса»: обнялись, поплакали, посмеялись, попели от души...

Знаете, Саша Олешко как-то сказал: "Когда слышу «Норд-Ост», хочется перекреститься". Он, правда, рассуждает как зритель, а я внутри этой истории, где помимо музыкального образования приобрела не только добрых и верных друзей, но и родных, близких людей. На всю жизнь. Георгий Васильев, один из авторов мюзикла, режиссёр и продюсер, собрал не просто актерскую труппу, а семью. Тех, кто сможет находиться рядом каждый божий день, ведь "заряжались" мы не на один год каждодневных спектаклей.

С самых первых репетиций у нас сложилось настоящее братство, поскольку в мюзикл набирали не просто талантливых актеров, а прежде всего ориентировались на человеческие качества людей. Страшная трагедия оборвала жизни...

Наверное, не будь я человеком воцерковленным, не представляю, как бы смогла это пережить. Для верующего все, кто там остался, — великомученики в Царствии Небесном.

— В этом году двадцать лет сериалу «Бригада». Вы наверняка не думали, что этот проект принесет такую популярность?

— Конечно нет. Во-первых, в тот период снималось невероятное количество сериалов про бандитов. Да только они и были! На экране бесконечно мелькали бордовые пиджаки, золотые цепи с крестами, палатки, рынки, рэкет... Так не хотелось во все это вникать! Поэтому у меня был свой сценарий.

Помню, шла с «Мосфильма», в руках два целлофановых пакета: восемь серий в одной руке и семь в другой. Принесла домой, села и принялась делать свою историю: отобрала все свои сцены, степлером скрепила, и у меня получилась очень светлая история любви. Сильная.

Я поняла, что на мою Ольгу возложена определенная миссия: привнести в фильм любовь, верность, всепрощение, долготерпение, материнство, ласку и нежность... Вот таким важным делом я и занималась, не вникая в бандитские перипетии, как, собственно, и моя героиня не особо вникала в дела Белого. О том, что сериал станет мегапопулярным, мы не думали. К тому же снимали очень долго, пришлось даже приостановить съёмки, когда бюджет закончился...

В процессе работы то, что видели на мониторах, казалось интересным, но такого резонанса представить не могли. В какой-то момент после премьеры я вдруг стала замечать, что люди на улицах меня пристально разглядывают, потом начали окликать: "Ольга!"

Сначала ничего не могла понять, пока не сообразила, что народ сериал посмотрел. Все чаще вынуждена была прятаться под шапкой и капюшоном или просто говорить: "Вы ошиблись". Мне, по правде говоря, пришлось потом немало постараться, чтобы вернуть себе своё имя...

Недавно встретились с Серёжей Безруковым на съёмках программы «Своя колея». Собственно, только там последнее время и встречаемся — каждый год. Наверное, в одном кино нас вряд ли кто-то снимет вместе, от шлейфа «Бригады» уже не уйти, так и останемся Белыми.

На «Своей колее» сделали совместное видеоселфи, передали привет поклонникам сериала, поздравили с юбилеем, и у меня Инстаграм чуть не взорвался от перепостов. Люди до сих пор помнят, смотрят, любят «Бригаду». А ведь двадцать лет прошло, уже можно сказать, что это зрительская любовь, проверенная временем!

— Катя, вы очень сдержанный и уравновешенный человек. Дома тоже тихая гавань и оплот спокойствия?

— Дома я вообще тюлень. Полёживаю себе... Возможно, это связано с работой: на сцене все эмоции приходится выплескивать, так что дома сцен не устраиваю.

— А как же эмоциональная раскачка для роли, которая требует сильной амплитуды?

— С этим часто бывает сложно. Иногда не получается вывести себя из равновесия, из состояния покоя. Разбудить в себе зверя для роли бывает тяжело, хоть булавку в кармане носи... Организм просто говорит: "Не хочу! Отстань от меня!" Приходится как-то заставлять себя.

— Как же после драматических, а часто и трагических ролей не принести негатив домой?

— В кино есть волшебный момент — хлопушка и слова "Стоп. Снято". А в театре во время поклонов голову вниз опускаю и сбрасываю в пол все эмоции. Выдохнула и — домой!

— Раз уж вы перешли на формат комедии, готовы ли к новым, еще более радикальным экспериментам? Например примерить роль убийцы...

— Серийной, чтобы абсолютное зло, монстр? Такого ещё не было в моей актерской копилочке. У меня положительное обаяние, такие роли навряд ли предложат. Я-то все ещё хочу мир спасти! Если красотой не получится, тогда с оружием в руках. От боевичка какого-нибудь не отказалась бы! К экспериментам я готова, актерская профессия — это бесконечный поиск.

— А как вы относитесь к современным сериалам?

— Вот по поводу сериалов мне сложно сказать, как-то не хочется уже надолго заряжаться. Это ведь в среднем девяносто съемочных дней на главную роль и смены по двенадцать часов. На три-четыре месяца выпадаешь из жизни.

Сейчас стало модным снимать сериалы для платформ. Авторы избегают цензуры телевизионного формата, всяких ограничений, не хотят подстраиваться под вкусы аудитории... А если для Интернета, то все можно! Разврат, матерщина... Иногда посмотришь — хоть детей не едят, и уже хорошо. Я избегаю подобных предложений — не хочется откровенной грязи и мерзости. Иногда приносят сценарии каких-то проектов, читаю, и к третьей странице начинает подташнивать.

Для меня актерская профессия скорее хобби, любимое дело, а не просто желание зарабатывать. Я удовольствие люблю получать, и чтобы стыдно потом не было. Театр очень люблю, там можно общаться со зрителем напрямую, чувствовать отклик. Расти профессионально, ошибаться, исправляться, искать — с девятнадцати до двадцати двух ноль-ноль... Остальное время я свободна, есть возможность оставаться заботливой мамой и любящей женой.

— Родные оценивают ваши работы?

— Близкие уже не особенно интересуются моей жизнью в искусстве. Нам есть что обсудить кроме моего творчества, насущные семейные заботы например. Лёша сейчас совмещает магистратуру с работой, Анечка в четвертом классе. Не тащу я домой работу. Перешагивая порог, становлюсь просто мамой и женой.

— Родных не раздражает, что с вами невозможно выйти на улицу из-за узнаваемости?

— Помню, Лёша был еще маленьким и ужасно обижался, если всем говорила, мол, это не я, вы ошиблись... Для него мама была гордостью, сыну было приятно внимание незнакомых людей, зрителей. Сейчас-то уже дети научены и знают, когда мама "в домике". Муж тоже никогда не раздражался из-за того, что к нам подходили на улице. Наоборот, иногда говорит: "Ладно тебе, Гусева, иди сфотографируйся! Сделай людям приятное. Жалко, что ли?"

— За двадцать пять лет в браке отношения изменились?

— Мы прочно соединились, стали за эти годы единым организмом... Боже мой, ведь познакомились, когда я училась на третьем курсе! Лёшке нашему уже двадцать три...

Знаете, вот утром обнимемся, разбежимся по работам, и этого тепла хватает до обеда, а дальше уже начинаешь скучать. Бесценное ощущение. А всё остальное приложится.

Может, у меня и в работе все легко, потому что нет стремления к карьерному росту, нет желания рвать всё на пути ради каких-то там высот и целей. Я благодарна Богу за то, что получаю от жизни. И людям, которые окружают, так хочется отдать тепло, любовь, нежность. Иначе меня разорвет от переполняющих чувств. Главное — приоритеты правильно расставлять.

Мы часто совмещаем мои киноэкспедиции с семейным отдыхом. Вместе были прошлым летом в Дагестане на съёмках исторического фильма «Аманат», который скоро должен выйти на экраны. Драма о любви сына Шамиля Джамалуддина и Лизы Олениной разворачивается во время событий войны на Кавказе в первой половине XIX века. Надо сказать, у нас немного картин посвящено этому историческому периоду. А время благодатное для кино.

Под чутким руководством режиссёров я перевоплотилась в женщину из позапрошлого столетия. Санкт-Петербург снимал Антон Сиверс — он глубоко питерский человек. А Кавказ — Рауф Кубаев, уроженец Бухары, погруженный в мусульманскую культуру. Окунуться в атмосферу времени помогли потрясающие костюмы, идентичные оригинальным: удивительной красоты платья с кружевом ручной работы, обувь из тончайшей кожи, застегивающаяся на пуговицы, корсеты, кринолины, веера, муфты, капоры... Ну и конечно, гусары, уланы, драгуны, лошади, кареты, эполеты.

Съёмки проводились в районе Гунибского плато, высота которого более двух тысяч метров. Это одно из самых красивых и необычных мест в России. Там раскидано несколько селений, и несмотря на то что периодически плато осыпается, местные жители категорически отказываются покидать свои дома.

На съёмки я приехала в сопровождении своих мужчин — мужа и сына. Мы впервые увидели Кавказские горы! Какая же это красота, мощь, величие, вот где хочется расправить крылья! А какие там люди добрые! Принимали нас как близких родственников.

— Катя, у вас есть профессиональная зависть к ролям, которые сыграли другие актрисы?

— Если хорошо сыграли, я сразу благодарный зритель — радуюсь! Если же вижу, что артист не справился с задачей, хочется показать, как надо. Например смотрю экранизацию какого-нибудь великого романа, а актриса мимо работает — это обидно... Ведь понимаю: в ближайшие лет десять кинематограф к этому произведению точно не вернётся.

Недавно в самолете посмотрела «Молоко». Прекрасное кино, Лену Валюшкину встретила в театре и выразила ей своё восхищение!

— Говорят, театр не самое доброе место. Сталкивались с завистью коллег?

— Знаете, я начинала в театре «У Никитских ворот». Изначально он родился из студии, которая находилась в бывшей коммунальной квартире, там вообще работали люди, удивительно близкие по духу, и они меня приняли в свою семью. Про братство норд-остовцев уже говорила, в родном театре Моссовета я как дома и в Оперетте с чёрной завистью или кознями никогда не сталкивалась, несмотря на то, что всегда проходила кастинги на роли под номером 648... Я, признаться, не могу работать без дружбы, симпатии, взаимовыручки. Люблю людей, которые рядом. Только тогда раскрываюсь.

— Как отдыхает и расслабляется Катя Гусева?

— Во-первых, я — соня. Очень люблю поспать, дорожу дневным сном. Утром готовлю завтрак, собираю дочку в школу, муж отводит, а я ложусь и досыпаю...

Обожаю выбирать подарки, всех одеваю, обуваю. Муж никогда себе ничего не покупал сам, всю жизнь это делаю я, начиная с бритвы и заканчивая обувью. Вот от этих походов по магазинам получаю огромное удовольствие. Люблю проводить время с родными, когда приезжают мама, сестра со своими детьми. Они устраивают нам концерты, в караоке поём, едим вкусно и сытно — это лучший отдых!


Екатерина БОЙКО

7days.ru/caravan/2022/3/ekaterina-guseva-utrom-obnimemsya-razbezhimsya-po-rabotam-i-etogo-tepla-khvataet-do-obeda-a-dalshe-n


 назад

 
 
© Александра Сухостат, Basil Pro
Последнее обновление 26/6/2022
Хостинг, поддержка и реклама: НЕТФОРТ
Rambler's Top100